Взятки лучше собираются, чем налоги

Мы продолжаем говорить о системных проблемах нашей экономики. Возможно, к нам применяются западные технологии по сдерживанию развития экономик развивающихся стран.  Говорим об этом, отталкиваясь от указа Президента РФ "Основы государственной политики регионального развития РФ на период до 2025 года". Указ обсуждали на круглом столе, орнганизованном Институтом социально-экономических исследований ДНЦ РАН. 

Теневая экономика – это базис для сепаратизма и потенциальный источник финансирования экстремизма и терроризма. Но формируется она из-за неэффективной налоговой системы, унаследованной от «девяностых». Федеральный центр забирает большую часть налогов, федеральные госкорпорации «гасят» региональные компании и монополизируют разные отрасли. Центробанк в интересах Сбербанка, монополизирует финансовый рынок, ликвидируя мелкие региональные банки. Подробности в материале.

С тех пор в распределении налогов между центром и регионами принципиально ничего не изменилось. Не только бизнес, но административно-территориальные единицы не заинтересованы собирать все налоги.

Руководителям регионов, главам городов и районов наоборот выгодно скрывать расположенный на их территориях бизнес. Если они будут показывать налогоплательщиков и сдирать с них по полной, то это приведет к сокращению дотаций из федерального центра.

И вторая веская причина — обеление — снижает способность бизнеса давать взятки. Невыплаченные налоги — это взятки, это левые доходы чиновников от «крышевания», от собственного теневого бизнеса. Наша налоговая система честных бизнесменов и прозрачные муниципалитеты обирает так, что на развитие территорий и на наращивание производственных мощностей денег не остается.

Поэтому не стоит удивляться тому, что большая часть экономики у нас находится в тени. Предприятия топливно-энергетического комплекса, чьи активы расположены в регионах, даже местные налоги платят в бюджет города Москвы, поскольку головные офисы этих компаний расположены в столице.

Если у регионов и есть какой-то потенциал развития, то его можно развивать только в тени. Обеление приведет к их ограблению в пользу федерального бюджета и многочисленных контролирующих органов. Налоговики часто сами предлагают предпринимателям схемы ухода от налогообложения. Им тоже обидно. Для местных чиновников выплаченные в федеральный бюджет налоги — это упущенная выгода, получаемая в виде взяток.

В "нулевые" продолжился процесс централизации и монополизации различных отраслей экономики. "Дагнефть" стала частью «Роснефти». Единую энергосистему — «Дагэнерго» — распилили по видам деятельности. Была одна монополия, стало четыре. Разделенные куски ликвидированной «Дагэнерго» были удочерены федеральным компаниям. Электростанции отошли к «РусГидро», сети сначала стали частью МРСК Северного Кавказа, а потом отошли к Россети.

Теперь эти дочки — монополисты, за исключением филиала «РусГидро», стали убыточными, говорят о больших технических потерях электроэнергии в сетях. Сбытовые компании не могут собирать платежи, сетевые не могут обновлять сети, которые стареют и перегружаются санкционированным и нелегальным подключением все новых и новых абонентов.

Газовую отрасль тоже распилили. Часть муниципальных сетей принадлежат дочкам «Газпрома», другая часть мелким местным компаниям. Дочки «Газпрома» пытаются забрать все сети себе, местные компании сопротивляются. Жертвой этой борьбы стал бывший вице-премьер правительства РД Магомедгусейн Насрутдинов.

Вроде все активы топливно-энергетического комплекса Дагестана, стали частями вертикально интегрированных федеральных компаний. Но от всех этих, казалось бы, бюджетообразующих компаний, бюджет республики мало что имеет.

Почему так? Территориальным подразделения федеральных компаний, которые управляют активами на местах, невыгодно повышать официальную прибыльность, поскольку ею распоряжаются в Москве. Даже если прикомандировать менеджеров из Москвы, они увидев возможности быстро заработать на левых доходах, скрывают их.

Им выгодно быть убыточным, поэтому они показывают убыточность и накапливают долги, которые частично вешают на бюджет, частично на население.

С момента передачи-поглощения «Дагнефти» главной нефтяной компанией страны объемы добычи нефти в Дагестане неуклонно падают. Это результат не только истощения месторождений и незаинтересованности освоения новых. Часть добываемой нефти, возможно, не попадает в официальную отчетность и воруется.

Другая федеральная компания, до недавнего времени бывшее ФГУП «Махачкалинский морской торговый порт» с мощностями 15 млн тонн в год показывает официальный грузооборот 5 млн тонн.

30–40% газа и электроэнергии воруются, чтобы удовлетворить потребности предприятий, находящихся в тени. Происходит это с позволения руководителей местных и региональных подразделений. У этих подразделений часто меняются наименования, а также наблюдается высокая текучесть кадров. Потому не уверенные в завтрашнем дне управляющие работают, прежде всего, на свой карман.

Даже региональные подразделения федеральных органов власти кормятся на теневой экономике и крышуют ее.

Возьмем для примера землю. Это один из самых дорогих активов, и статья "левых" доходов глав городов и районов. Практически 95% сделок по купле-продаже крупных кусков земли происходит в тени. Фактически земля продается по рыночной цене, официально за копейки. И от этих сделок в бюджет мало что поступает.

И многие крупные землевладельцы занижают стоимость земли с позволения контролирующих органов, чтобы не платить налог на имущество и налог на землю, точнее, уменьшить их размеры до символических.

За счет теневого оборота земли бонусы получают в том числе и чиновники федеральных подразделений.

Актуальный пример — практически все побережье Каспийского моря находится в федеральной собственности и продается налево и направо с позволения федеральных ведомств.

Берег продан, безобразно застраивается и туда ограничен доступ. И куда смотрят кадастры, регистры? Туда же куда и все, думая о собственном кармане.

Развитие теневой экономики мало того что наносит колоссальный ущерб бюджету всех уровней, но и создает экономический базис для сепаратизма. Местные власти могут сами спонсировать терроризм, регулировать его активность и тем самым давить на Москву: дотации в обмен на стабильность.

Неудивительно, что Москве приходится держать огромное количество прикомандированных силовиков, потому что местные правоохранители — это составная часть теневой экономики. Они тоже крышуют, иногда и откровенно, криминальный бизнес, выносят судебные решения в интересах серых кардиналов.

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов в 2013 году отказывался от части дотации и субвенций из федерального бюджета, заявляя о том, что Дагестан не должен просить денег у рязанского мужика. В результате республика залезла в долги, и бюджетная обеспеченность снизилась. В три раза меньше, чем в Ингушетии. Прежде чем отказываться от дотаций, нужно было требовать налоговые льготы.

Муса Мусаев 

Отзывы на новость

Еще никто не оставил отзыв. Вы можете быть первым!