Воспользовавшись реновацией, власти Избербаша сделали людей бомжами

Чиновники из администрации переоформили  квартиру и в рамках реновации выселили людей на улицу.

В рамках программы переселения из аварийного и ветхого жилья до 1 сентября в Дагестане 3 тысячи человек должны справить новоселье. Председатель наблюдательного совета Фонда содействия реформированию ЖКХ Сергей Степашин, проверяя качество и объем строительных работ, с большим скепсисом выразил надежду на завершение строительства домов к указанному сроку: «Если будут работать в четыре смены». Дагестану на строительство в рамках программы федеральный центр выделил более 1,2 млрд рублей.

О нездоровой ситуации в распределении этих средств говорит недавнее похищение министра строительства, архитектуры и ЖКХ Ибрагима Казибекова. Его ведомство решает, кого нанимать в качестве генподрядчика и субподрядчиков. Похитители, занимающиеся строительным бизнесом, у министра вымогали 100 млн рублей. И самое смешное в этой ситуации: местных чиновников и проверяющих из Москвы не интересует мнение самих жильцов – хотят ли они переезжать.

Переезжать в неблагоустроенные дома, наспех построенные в неблагополучных районах, люди  не хотят. Многие жители Махачкалы и Дербента митингуют и судятся. В такой ситуации становится очевидным – указ президента не будет исполнен, и сроки перенесут. Дома для 3 тысяч жильцов не достроены.

Кто бы мог подумать, что по программе реновации детей можно оставить без жилья

Одно дело, когда хот какую-то крышу над головой  дают. Но чтоб людей выселили из старого дома, и оставили на улице. На такое отважились только власти города Избербаш.

По наглости и бесцеремонности ущемления жилищных прав администрация города Избербаша превзошла всех остальных. Реализовывая социально значимую федеральную программу, местные власти просто выбросили семью Ибрагимовых на улицу. Одна из жильцов, возможно в сговоре с нотариусом,  чиновниками из администрации переоформила общую квартиру.  Переоформила принадлежащую всей семье квартиру на себя без ведома и письменного согласия других проживающих в ней сособственников. А Избербашский городской суд отказал пострадавшим восстановить жилищные права, рассмотрев дело без участия должностных лиц, которые оформляли эти документы.

В 2006 году дом №8 по улице Лермонтова был признан ветхим. Ибрагимовы десять лет ждали переезда в новую квартиру. Но в 2016 году они были поставлены перед фактом. В администрации им сказали – новую квартиру не получите.

Пушкин-Тау свидетель как семью выбросили на  улицу Лермонтоова 

Муртазали Ибрагимов вырос в этой коммунальной квартире, создал свою семью и там выросли его дети. Квартира была приватизирована в 1993 году матерью Муртазали Ибрагимова на всех членов семьи, его братьев и сестер. В момент приватизации ему было 24 года.

Он остался жить в этой квартире, а братья и сестры разъехались. В 1998 году Муртазали Ибрагимов женился на Сакинат Ибрагимовой. У них родились две дочери. Его семья из четырёх человек занимала две комнаты трехкомнатной квартиры. В третьей комнате проживала его мама, Патимат Ибрагимова. Все они были зарегистрированы в этой квартире. В 2016 году, после сноса дома, новую однокомнатную квартиру получила мать Муртазали Ибрагимова,  а он на свою семью должен был получить двухкомнатную квартиру. Но вместо него эту квартиру получила сестра. А членов семьи Ибрагимовых предупредили: нет документов на квартиру, в которой они проживали 18 лет.

Ибрагимовы отказались освобождать свою старую квартиру, им попросту некуда было переезжать. Но, судя по реакции, чиновники как будто плевать хотели на семью, оказавшуюся по их воле в трудной жизненной ситуации. Вели себя так, будто готовились сносить дом вместе с жильцами – отключили газ, свет, подогнали технику.

Почему должностные лица помогли бабушке забрать квартиру у внучек и подарить дочери?

Оказалось, что в 2005 году Патимат Ибрагимова незаконно, без ведома и без письменного согласия Муртазали Ибрагимова и его супруги, переоформила документы  чтоб  стать единоличным собственником общей квартиры. Две комнаты с общей полезной площадью 53,5 квадратных метра, где проживала семья Муртазали Ибрагимова, в декабре того же года Патимат Ибрагимова подарила дочери Умукурсум Ибрагимовой. Еще одну комнату, в которой проживала сама, подарила другой дочери, Бике Багатыровой. Себе оставила комнату, купленную у соседей.

Нотариус, чиновники городской администрации почему-то тоже не потребовав письменного согласия Муртазали Ибрагимова, подписали документы, согласно которым Патимат Ибрагимова как индивидуальный собственник дарит квартиру дочерям. Это разве не злоупотребление должностными полномочиями?

По словам Муртазали Ибрагимова, об этих махинациях с документами он узнал в 2016 году, когда ему отказали в предоставлении новой квартиры. Он подал иск в Избербашский городской суд.

Истец просил суд аннулировать эти документы и восстановить нарушенные жилищные права членов его семьи, восстановив срок исковой давности, пропущенный по уважительной причине. Истец заявляет, что не знал о незаконном переоформлении квартиры в 2005 году.

Почему судья взял сторону чиновников, сделавших семью бомжами?

Но суды двух инстанций, которые по закону должны принимать решения, прежде всего, в интересах несовершеннолетних детей, оказались на стороне чиновников, которые оставили этих детей на улице, не предоставив им даже временного социального жилья.

Решения судей противоречат справедливым законам Российской Федерации, которые гарантируют гражданам неприкосновенность жилища. Суды поддержали чиновников, сделавших людей бомжами. Сейчас семья Ибрагимовых вынужденно проживает в съемной квартире, оплачивая 15 тысяч рублей в месяц.

Избербашский городской суд признает нарушение «законных интересов» семьи Ибрагимовых, но считает невозможным вернуть жилье в связи с истечением срока исковой давности. А доказать, что срок исковой давности истек по уважительной причине, по мнению судьи Муртазалиева, истец не смог.

Ответчики Патимат Ибрагимова и ее дочь Умукурсум Ибрагимова заявили, что Муртазали Ибрагимов знал о переоформлении квартиры на маму, и решение принималось на семейном совете. В домовой книге, с которой они ходили получать паспорт, указан собственник. Квартиру в собственность матери, по их словам, оформили с согласия Ибрагимова, поэтому он не обращался в суд. Но у ответчиков нет никаких доказательств, что они уведомили истца.

Ибрагимов возражал: от своей жилплощади не отказывался, а домовую книгу от него скрывали. Получать паспорт дочка ходила с тетей.

Судя по тексту решения, судья рассмотрел договор приватизации 1993 года на семью из семи человек и договор дарения, согласно которому Патимат Ибрагимова одаряет дочь квартирой. Но не запросил документы, оформленные в 2005 году и свидетельствующие о праве индивидуальной собственности на квартиру Патимат Ибрагимовой. 

Возникает вопрос, на каком основании были заключен договор дарения квартиры от 27 декабря 2005 года, зарегистрированный в Росреестре за номером 1175? В этом договоре указано, что квартира принадлежит Патимат Ибрагимовой на основании договора приватизации №309 от 31 мая 1993 года. Как свидетельствует этот договор приватизации №309, Патимат Ибрагимова не является индивидуальным, единоличным собственником, поэтому не имела право на его основе заключать договора дарения.

В соответствии со статьей 2 Закона РСФСР «О приватизации жилищного фонда в РСФСР» был заключен договор приватизации на семью. Тогдашний владелец квартиры, местный горсовет исполкома, передал квартиру в совместную долевую собственность всей семье.

Но Избербашский городской суд ставит под сомнение, что согласно договору приватизации квартира принадлежит всей семье.

Судья объясняет, что в договоре не указаны другие члены семьи и не указано, на каком праве передается – в индивидуальную, общую или долевую собственность. В данном случае, судья М. Муртазалиев делает безосновательный вывод. Если в договоре не говорится о передаче квартиры в индивидуальную собственность, а четко прописано, что квартира передается на семью из семи человек, это и есть совместная, общая собственность, и каждый член семьи может претендовать на свою долю. Судья должен был ещё запросить регистрацию этого договора в БТИ, где, возможно, указаны все сособственники жилья.

В чем не стыковки судебного решения?

Договор дарения квартиры нотариально удостоверен нотариусом города Избербаш Айшат Абдуллаевой, которая не могла не знать, что квартира спорная, ущемляются интересы других членов семьи, претендующих на свою долю, в том числе и несовершеннолетних детей. Но, как сообщил нам представитель истца Сакинат Ибрагимова, на суд Айшат Абдуллаева не явилась, попросив рассмотреть дело без ее участия. Судья оправдал ее отсутствие уважительной причиной в связи с уходом за ребенком. А другой нотариус, Г. Ярахмедов, судом был исключен как свидетель, потому что сейчас работает мировым судьей. 

Управление Росреестра, где должно быть зарегистрировано свидетельство о праве индивидуальной собственности, попросило суд рассмотреть дело без участия их представителя и не предоставило правоустанавливающие документы Патимат Ибрагимовой. А глава ГО «Город Избербаш» Абдулмеджид Сулейманов выписал доверенность представлять интересы в суде специалисту, который никакого отношения к оформлению этих документов не имеет.

В решении судьи Муртазалиева есть противоречия, которые, к сожалению, не учел суд вышестоящей инстанции.

Судья в своих выводах подтверждает факт перерегистрации общей квартиры на имя Патимат Ибрагимовой.

Если судья считает, что по договору приватизации 1993 года №309 другие члены семьи сособственниками не являются, зачем нужно было переоформлять квартиру на имя матери?

Патимат Ибрагимова и ее дочери заявили на заседаниях суда: все члены семьи, в том числе и Муртазали Ибрагимов, на семейном совете решили отказаться от своих долей в пользу матери.  Значить  они считали квартиру общей собственностью.

Но отказались устно, а не письменно. Как можно такие голословные доводы всерьез воспринимать? Судья поверил  ответчикам и не поверил истцу?

Никаких доказательств ответчики не представили. Они должны были получить нотариально удостоверенное письменное согласие Муртазали Ибрагимова на передачу своей доли жилплощади в собственность матери.

Судья ссылаясь на договор приватизации 1993 года, не находит подтверждение прав собственности других членов семьи, за исключением матери Патимат Ибрагимовой. И в том же решении приводит показания ответчиков, про семейный совет на котором все братья и сестры отказались от своих долей жилплощади. Зачем отказываться от своих долей, если они не имеют прав? И почему судья ссылается на семейный совет?

Чтобы обосновать отказ в восстановлении пропущенного срока исковой давности.

Если, как считает судья, индивидуальным собственником является Патимат Ибрагимова, то другим членам семьи не было необходимости отказываться от своей доли.

Выходит, договор приватизации не является достаточным основанием, чтобы Патимат Ибрагимова могла распоряжаться квартирой как единоличный собственник и подарить ее часть дочери. Договор дарения заключен с грубым нарушением жильных прав семьи Ибрагимовык.  Остается надеяться,  что прокуратура даст правовую оценку действиям должностных лиц, которые удостоверили и зарегистрировали этот договор.

 

Муса Мусаев

Отзывы на новость

Еще никто не оставил отзыв. Вы можете быть первым!