Доживет ли ветеран Афгана, Чечни и Дагестана до новоселья?

На жилье афганцам Дагестана деньги собирала вся страна. Итог печальный — ни денег, ни квартир. Сами ветераны тихо умирают в забвении.

Дагестан не стал полигоном для экспериментов с пушечным мясом

Ветеран войны в Афганистане, инвалид второй группы Магомед Магомедов, с 1996 года стоит в очереди на получение квартиры. Он участник первой и второй чеченских кампаний. Как военный специалист одним из первых откликнулся на призыв защищать Родину от банд Басаева и Хаттаба. Территорию СКФО хотели использовать как полигон для проведения экспериментов над людьми, чтобы втянуть Россию в большую кровавую междоусобицу. Когда больной Борис Ельцин ничего не контролировал, геополитические игроки хотели взять Россию за мягкое подбрюшье под названием Дагестан. Для евроатлантических элит жители третьих стран, как показывают военные события в Донбассе, Ближнем Востоке и в Северной Африке, – это пушечное мясо. Напомним, в августе 1999 года в Дагестан с территории Чечни вторглись более трех тысяч до зубов вооруженных боевиков. Спустя месяц другое бандитское формирование, численностью около 3000 человек, попыталось прорваться вглубь территории Дагестана через приграничный Новолакский район.

Подлинные герои событий 1999 года

Благодаря таким людям с опытом участия в боевых действиях, как Магомед Гасанович, план по захвату Дагестана не был реализован. Многие дагестанские чиновники в то тревожное время, как крысы с тонущего корабля, бежали из республики. Вывозили нажитое добро вагонами. Но официальный визит Хаттаба в Махачкалу не состоялся. Местные жители и 18-летние российские солдаты устроили горячий прием в приграничных районах. Полчища террористов были остановлены ополченцами до подхода федеральных сил.

Конечно, боевой дух сидевших в окопах, штурмовавших высоты солдат, поднял Владимир Путин, который тогда прибыл в Ботлих. Кстати, недавно он через Владимира Васильева передавал привет участникам военных событий 1999 года. Если бы не дали отпор на границе, пришлось бы заплатить дорого за освобождение Дагестана. Гибель людей, руины, беженцы, заложники, работорговля, разгул бандитизма — всего этого  в больших масштабах удалось избежать.

Боевой опыт Магомеда Гасановича Магомедова был востребован в спецоперации по штурму горы "Ослиное ухо" в Ботлихском районе. С горы боевики обстреливали населенные пункты, позиции федеральных сил и аэродром, куда садились вертолеты. Бандитов долго не могли выбить с этой высоты. Магомед Магомедов участвовал в ликвидации засевших в пещере боевиков, был ранен и чудом остался жив. Его на вертолете вывезли из зоны боевых действий. За участие в успешной операции награжден Орденом Мужества. Жителями республики он был представлен к званию Героя России. Под обращением подписался даже великий поэт Расул Гамзатов, а также многие другие известные дагестанцы.

Неразрешимый квартирный вопрос ветерана

Когда республика была в опасности, все надеялись на защитников Родины. Но сейчас про Магомеда Гасановича забыли. Казалось бы, живой пример для патриотического воспитания молодежи. Но таких людей почему-то не приглашают на мероприятия, где кабинетные герои учат школьников и студентов как Родину любить. Если вы занимаетесь реальным патриотическим воспитанием, а не осваиваете бюджетные деньги, почему настоящих ветеранов избегаете?

Сам Магомед Гасанович не любит пафоса и вообще просил, чтобы не писали о нем. Защищать Родину он считает обычным делом каждого мужчины. Но если о таких людях не писать, на чьих примерах будет воспитываться молодежь?

Внебюджетные деньги пропали, а в бюджете денег на ветеранов нет

С 1993 года Магомед Магомедов стоит в очереди на получение жилья и пенсией расплачивается за съемную квартиру. Более двадцати лет чиновники его кормят обещаниями и водят за нос. В 2008 году ветераны войны в Афганистане, уставшие от бесконечного вранья, были вынуждены пойти на крайние меры. Они устроили голодовку. Акция вызвала широкий общественный резонанс.

На людей, о которых не хотели слышать власти республики, обратило внимание все российское общество. Жители из разных регионов страны были возмущены, что ветеранов довели до голодовки. Представители элиты Советской Армии, выполнявшие интернациональный долг в Афганистане, оказались выброшены на свалку истории.

Как подвиг братьев Нурбагандовых, так и беда афганцев сплотила жителей страны. Люди отправляли свои деньги. Финансовую помощь дагестанским ветеранам оказали трудовые коллективы Ставропольского края, Саратовской области, Астраханской области, Ростовской области и других регионов. Свой однодневный заработок перечислили и работники Махачкалинского отделения РЖД. В итоге собрали для голодающих ветеранов более 50 млн рублей. Деньги аккумулировались в фонде поддержки ветеранов-афганцев. А лицевой счет для их хранения был открыт в банке «Экспресс», у которого в 2012 году отозвали лицензию.

Мэрия Махачкалы выделила земельный участок, где началось строительство 60-квартирного дома. Был также создан реабилитационный центр «Афганец» с оборудованием и автомобилями. Куда все это делось? Ветераны надеялись — раз собрали конкретную сумму, долгожданные квартиры им купят или построят отдельный многоквартирный дом. Никто и подумать не мог, что собранные на святое дело деньги пропадут из правительственного фонда. Но, увы, это так. Страсти утихли, и про жилье для ветеранов забыли. Кормление обещаниями тянется лет десять.

Ладно, в республиканском бюджете денег всегда не хватает, их расходуют на более важные цели: на создание новых ведомств или подведомственных учреждений, новых рабочих мест для родственников чиновников, на обновление парка служебных иномарок, и т. д. Но куда делись деньги, собранные специально для ветеранов? Об этом чиновники не любят вспоминать.

Возможно, кто-то квартиры получил. Но Магомед Магомедов и многие другие его боевые товарищи, как модно сейчас говорить, в «пролете». Ветераны, если им удается ворваться в кабинеты чиновников, задают один вопрос — где деньги? А в ответ тишина.

Измениться ли отношение к ветеранам с приходом Васильева?

Власть в республике сменилась, пришел Владимир Васильев. И у ветеранов появилась надежда. Магомед Магомедов несколько раз записывался на прием к Владимиру Васильеву.

Но его письма перехватывают, и переадресовывают вице-премьеру Карибову, который и ранее ничем не смог помочь.

Магомед Магомедов узнал, что в бюджете на 2017 год было заложено 54 млн рублей для ветеранов войны в Афганистане для оказания адресной помощи. По его предварительным данным, составлен список ветеранов из 30 человек. Но ветеран не может выяснить, есть ли он в этом списке.

Хизри Шихсаидов, который его сразу принял, поручил руководителю аппарата разобраться. Сергей Мирошкин вместе с ветераном встретились с заместителем министра финансов Русланом Алиевым. Тот подтвердил информацию — заложены целевые деньги для адресной помощи тридцати ветеранам войны в Афганистане. Магомедов спросил у Руслана Алиева: в чем проблема, почему деньги до сих пор не выплачиваются? — Председатель правительства не подписал.

Ветеран встречался и с Абдусамадом Гамидовым, который обещал через два месяца закрыть вопрос. Сколько раз обещали… Магомедов уже не верит. И почему сами ветераны ничего не знают о списках? И есть ли в этих списках очередник с большим стажем Магомед Магомедов? Дождутся ли они квартир? Скрывают списки, скрывают информацию, и это, естественно, вызывает беспокойство.

Смогут ли "афганцы" выдержать эту многолетнюю войну с бюрократией? Ведь люди они немолодые, инвалиды. У каждого из них свой букет заболеваний.

Муса Мусаев

http://www.holodilnik05.ru/

Отзывы на новость

Еще никто не оставил отзыв. Вы можете быть первым!