Шевченко ломает предвыборный сценарий

Награждение  Абдулатипова орденом «За заслуги перед отечеством» IV степени, 70 летний возраст, размышления о должностях которые он хотел бы занять, - все эти факторы дают основания говорит о приближающемся к концу сроке пребывания Абдулатипова  на посту главы Дагестана. 
Максим Шевченко, один из самых информированных журналистов, который до недавнего времени поддерживал конструктивные, можно сказать тёплые отношения с Абдулатиповым, обрушился на его администрацию с жесткой и беспощадной  критикой. В интервью "Черновику"  отказ в регистрации он объясняет торговлей, т. е. куплей-продажей.   Вот такая цитата Максима Шевчеко, красноречиво объясняющая, почему ему отказали в регистрации: «купил-продал – значит мое, извините нельзя».  Журналист и правозащитник недвусмысленно дает понять, что  должности депутатов вовсе не являются выборными, а продаются и покупаются. 
О чем это говорит? Возможно Шевченко идёт на открытый конфликт с Абдулатиповым, понимая что в последующем ему уже не придётся с ним иметь дело, не придётся взаимодействовать, не придется сотрудничать с нынешним составом руководства Дагестана и руководства МВД по Дагестану. Судя по последним встречам,  руководство Дагестана пыталось сохранить тёплые отношения с Максимом Леонардовичем.
Фото Расула Кадиева
Во время его приезда в Дагестан, в конце мая весь правоохранительный блок правительства был в  сборе, а в споре с дагестанскими силовиками, глава Дагестана поддержал дорогого гостя, пригрозив ликвидировать курирующего силовиков вице-премьера Рамазана Джафарова, если он не прекратит перепалку.
Получается руководство Дагестана, даже подстраивалось под  график Шевченко, который после проверок СИЗО и встречи с представителями религиозных и общественных организаций, провел встречу с руководством республики и силовым блоком.  И с правозащитниками и с руководством Дагестана обсуждалась одна проблема, - незаконные задержания прихожан мечетей.  
Бесконфликтные выборы под угрозой
В интервью «Черновику», по собственному признанию Шевченко, он согласовывал своё участие в выборах депутатов Государственной думы с Рамазаном Абдулатиповым, и тот не смог ему отказать. "Он мне не сказал нет, сказал, что это неожиданно, что у него были другие политические планы" - цитирует Максим Шевченко ответ главы Дагестана. Выходит Абдулатипов не смог прямо отказать, но дал понять о нежелательности  выдвижения популярного журналиста. Если ссылаться на скандально известную аудиозапись, где голос похожий на голос Алексея Гасанова говорит: "Шевченко принесёт нам скандал", руководство Дагестана понимало, что для известного журналиста главное не победа, а участие. А руководство Дагестана боялось не участия, а скандального участия. И скандал в такой ситуации оказался неизбежным явлением. Если бы Шевченко прошёл регистрацию, поводом для жесткой, бескомпромиссной критики могли стать фальсификации на выборах, и масса других причин. Сам факт выноса ссоры из избы, т. е. слив скандальной записи, с голосами похожими на голоса высокопоставленных чиновников, тоже, на мой взгляд, говорит о приближающемся к концу сроке. Чиновник или клерк сливший запись, не боится, что его вычислять и накажут, как будто зная, что  в скором времени никому до этой записи и до него не будет никакого дела. 
Муса Мусаев
Фото газеты "Черновик"

Отзывы на новость

Еще никто не оставил отзыв. Вы можете быть первым!